Гиперболоиды инженера Береснева

КОНСТРУКТОР Смоленского авиационного завода Алексей Береснев стал победителем первого Всероссийского конкурса «Инженер года». Награждение лауреатов состоялось 13 февраля в Москве.
Еще в 65-м году на Международной выставке в Париже тогдашний президент Франции Валери Жискар д’Эстен лично опробовал плазменный пистолет Алексея Береснева и был в восторге.

Первый в мире плазмотрон для резки металла западные журналисты окрестили «гиперболоидом инженера Береснева». Аппарат в считанные секунды располосовывает вязкий алюминий толщиной в ладонь, прочнейший титан, нержавеющую сталь, причем если сравнивать с механическим способом резки металла, который производится в несколько этапов (сверлятся строчкой дыры, далее пластина переламывается с помощью пресса), то производительность в десятки, а то и в сотни раз выше. В руках Алексея Сергеевича плазменная струя температурой 20 тысяч градусов стала уникальным хирургическим инструментом. Аналог плазменного скальпеля пытались создать и западные специалисты, но положительного результата не добились, потому что, как говорит сам ученый, у них не было совершенного плазменного аппарата. Животные, на которых проводились опыты, погибли от газовой эмболии. Проще говоря, газ под давлением попадал в кровеносные сосуды, и это заканчивалось летальным исходом. Плазменный скальпель Алексея Береснева позволил успешно оперировать такие, словно губка, насыщенные кровью органы, как печень, легкие, где традиционный скальпель был неприемлем.

Сегодня в областных клинических больницах на
операционных столах ежедневно делается 4-5 операций с применением плазмотронов Береснева. Каждая установка комплектуется набором из 6-7 плазмотронов. Благодаря Алексею Сергеевичу многие жители Смоленска, а также других городов восстановили свое здоровье. Не преувеличу, если скажу, что его уникальный огненный хирургический инструмент спас жизньне одному человеку. Плазмотрон используется и для лечения перитонита, 2-3 сеанса по минуте и болезни как не бывало. Но и это не все заслуги величайшего мастера своего дела перед отечеством.

От лечения людей он перешел к «лечению» растений. Гелиевую плазму иногда называют солнечным веществом. И именно солнца чаще всего не хватает земле и растениям. Так в ангаре Алексея Береснева в конце 90-х появился новый необычный «гиперболоид». Из его широкого сопла исходил мягкий голубоватый свет и большим пятном освещал поддон с семенами пшеницы. Предпосевная обработка семян плазмой дала весомую прибавку урожая.


«Но как же, — возразите вы, — ведь это же облучение. А не возникнет ли проблем с качеством продуктов и со здоровьем у людей, потребляющих их? Не придется ли потом лечиться тем самым плазмотроном?» Нет. В отличие от химикатов и пестицидов, это безопасный для человека и окружающей его природы метод увеличения и главное улучшения урожая. Гелиевый плазмотрон, используемый для обработки посевных площадей, это всего-навсего дополнительная солнечная энергия, повышающая урожайность до 94 процентов, но она так необходима в наших условиях. И это вполне реально в третьем тысячелетии. В наш век высоких технологий светлый гений этого человека не стоит на месте. Алексей Сергеевич Береснев был приглашен для участия в широкомасштабном эксперименте с плазменным оружием. Но оно предназначено не для уничтожения земного разума, а для защиты и отражения условного нападения извне.

Алексей Береснев — обладатель нескольких золотых медалей, его не раз приглашали «за бугор», обещая лаборатории и даже научно-исследовательские центры. Но он остался на родине. И за это, а также за то, что он работал во имя и ради полноценной здоровой жизни
человечества, огромное спасибо этому человеку с большой буквы.